Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Верхний пост-навигатор

Где в интернете купить мои книги:

Новый роман "Свое время" лучше всего в Лабиринте (бумажную) или на Литресе в электронке.

У пиратов только ознакомительный фрагмент.

Новий роман "Свій час" - найкраще на сайті Видавництва Старого лева.

В електронці поки що нема.

Все мои книги, права на которые ко мне уже вернулись, можно купить в электронке в интернет-магазине Андронум или на Литресе.

Книжки українською мовою в електронці - в магазині Андронум.

Бумажные сохранились в разных местах хаотично, надо гуглить. У пиратов есть многое, но далеко не всё.

Мы его теряем, или продолжение банкета на АБС-премии



Напомним, что в 2014 году писатель-патриот Лукьяненко обещал приложить все усилия, чтобы меня не печатали российские издательства. В этом достойном порыве его поддержали писатели-патриоты Перумов, Вершинин и множество всякой патриотической мелочи. Увы, что-то с усилиями не сложилось, и теперь он гордо уходит. Сергей, я уверена, что АБС-премии будет очень вас не хватать.

Кстати, за все это время я ни разу не встретила писателя-патриота Лукьяненко в Крыму.

Внезапно в Омске - про "Глобальное потепление"

В обзоре новинок - и это не ошибка, а намек на то, что пора бы и переиздать.
Сплетенье рук, сплетенье ног…

Если завтра война…

Уже не первый раз отмечаю, что в романах украинской писательницы Яны ДУБИНЯНСКОЙ удивительно живые персонажи. Удивительно для фантастики, являющейся в большей мере приключениями мысли, а не людей. Наверное, поэтому мэйнстрим давно считает ДУБИНЯНСКУЮ своей, а ее фантастику – некой метафорой, позволяющей выпуклее показать героев.

В обозреваемом романе речь идет о журналистке Нашей Страны Юлии Чопик и писателе Этой Страны Дмитрии Ливанове, прообразом которого явно стал Дмитрий Быков. Впрочем, автор этого и не скрывает, заявив в одном из интервью:
Collapse )

Причем, как выяснилось, эта журналистка, Елизавета Кривощекова, уже писала и про "Пансионат":

Маркиза вышла в пять

Этот мир нужно выдумывать теперь заново, с самого начала

Первая аналогия, которая приходит в голову при чтении последнего романа Яны ДУБИНЯНСКОЙ, — американский сериал «Остаться в живых». Незнакомые друг другу герои, неожиданно для себя попавшие на ограниченную территорию, и рассказ про каждого из них, разделенный на «было» и «сейчас». И попытка понять, что произошло такого в прошлом, что закономерно привело именно их сюда. Другая аналогия – роман Хулио Кортасара «Выигрыши», где маленькие группки персонажей (по два, три человека) неожиданно попали в странный круиз, причем на лайнере есть корма, куда заходить запрещено, где опасно, но кто-то из пассажиров, найдя пистолет, бунтует, нарушает запрет и гибнет.
Collapse )

Байкалов жжот!

Еще одно шедевральное интерву о том, как бандеровцы притесняют русский язык, а проклятая политика разъединила прекрасный фэндом.
Списочки прилагаются, как всегда:

Украинский конфликт очень здорово разъединил всех писателей. Многие просто идут в штатные пропагандисты, как неплохой днепропетровский писатель Ян Валетов. Или киевская писательница Яна Дубинянская, которая по полгода живет в Крыму, но поливает его грязью. Она — хороший писатель, публикуется в России. Но все ждет, когда в Крыму ее кто-нибудь арестует. Но почему-то никто этого не делает. Хотя она и ходила в жовто-блакитном купальнике на пляж. Или другой пример: одна хорошая писательница с запада Украины, автор весьма популярной в России фантастической серии для детей, часть своих российских гонораров перечисляет на АТО.

Еще понравилось про "зато в непризнанных ДНР и ЛНР есть очень мощная школа фантастики". В общем, там много красивого, энджой!

Пост про электричество и зраду в Крыму



Вот так красиво, ароматно и даже где-то по-сибаритски я готовилась встречать по вечерам отключения электричества в Крыму.

По моим расчетам, они должны были быть. Напоминаю непостоянным читателям этого блога, что я застала перед отъездом из Крыма самое начало блэкаута в ноябре. И это был таки-да абзац, электричество _включали_ на пару часов в сутки. Энергоблокаду я категорически не одобряю и считаю антиукраинским актом, но смотреть, как слоники забегали, было приятно. И когда приехал Путин, нажал на волшебную кнопку, и стал свет (но ненадолго) - тоже было весело.

Затем, напоминаю, с Нового года Украина готова была начать поставки электричества в Крым - при условии, что в договоре он будет называться "временно оккупированной территорией Украины". Collapse )

А при свечках я пью теперь звездными крымскими вечерами горячий шоколад на веранде.

Крым - не Россия

Даже и с обывательской точки зрения. Вот, например, объявление с нашей остановки:



Я уже писала о том, что на языковом разговорном уровне сейчас идет противопоставление "Крым - Украина", и это плохо. Но с Россией ровно та же фигня. Официоз не берем, берем живой язык.

Collapse )

"Артек" бессмысленный и беспощадный

По многочисленным просьбам ватников выношу из комментов фотографии "реконструкции" лагеря "Морской" в жанре "до и после" (на этот раз фото не мои - подбирала похожий ракурс):

Это - до оккупации:


Collapse )

Как говорится, найдите одиннадцать различий. В лучшую сторону.

Что характерно, второе фото мне пытались подать под соусом "таким Россия получила лагерь после референдума". А к третьему предлагали для сравнения фотографии совсем других корпусов. Понятное дело, люди, которые никогда не были в "Артеке", могут принять за чистую монету и ту, и другую наглую ложь. Так оно и работает.

А чтобы всем стало понятно, как работает попил, выношу коммент gray_bird:

Collapse )

Минута славы

Ну что, королева в восхищении. Одиннадцати страниц комментов (на которые я почти не отвечала) у меня еще не было. И первого места в украинском топе с раннего утра (а то и с ночи) и до полчетвертого. И третьего места во всем кириллическом топе. Это надо запомнить.

Collapse )


А теперь серьезно. Когда мне рассказывали всю эту информацию, я слушала, и журналист во мне понимал, что по-хорошему надо хватать этого человека и долго уговаривать на интервью. "Крым-реалии", например, сейчас уже печатают интервью, где оба собеседника выступают под псевдонимами: такая вот журналистика в условиях оккупации. Но не хотелось ни нарваться на отказ, ни все-таки в итоге подставить человека. А больше всего я боялась, что меня примут за... ну, нехорошего такого персонажа, втирающегося в доверие. И пожалеют, что вообще со мной общались.

Писать все это от своего имени я тоже не могла - не видела, не трогала, не фотографировала. Потому изложила так, как есть. Мне, в общем, все равно, кто из вас мне поверит, а кто закричит "вывсеврете"(последних, ясен пень, больше). Главное, что я сама, слава богу, еще не разучилась при разговоре глаза в глаза определять умных, адекватных и честных людей. Такие люди в Крыму есть - под страшным всесторонним прессингом сохранившие ясный рассудок. И что интересно, мне такие попадаются довольно часто.

Они не уехали и не уедут, потому что любят свою землю больше, чем ненавидят оккупантов.

Они - самое главное, что есть у нас в Крыму.

Отправила в издательство договор

Роман "Свое время" на русском языке выйдет в издательстве "Время"(Москва). Это не там, где лукьяненки-перумовы, запретившие мне издаваться в России, а наоборот - где Светлана Алексиевич и другие хорошие люди.

Напоминаю, что роман "Свій час" (перевод на украинский Виктории Стах, мне очень нравится), публикует "Видавництво Старого Лева"(Львів).

Обе книги должны выйти осенью.

О Крыме для "Репортера"



КРЫМ: В ЧУЖОЙ ГАВАНИ

Второй годовщине крымского "референдума" посвящается…
Писательница Яна Дубинянская, киевская крымчанка, — о том, как Украине вернуть аннексированный полуостров и как с этим потом жить


Я давно не была в Крыму.

Не два года, нет. То, что случилось с Крымом, заставило всех сделать жесткий жизненный выбор, и ни у кого он не лучший, поскольку лучшего просто нет. Одни уехали, не планируя возвращаться до конца оккупации; или уже никогда. Другие остались, а значит, приняли – с радостью или сцепив зубы – чужие законы и правила.

Мой выбор – жизнь-маятник: Киев-Крым, Крым-Киев. Мне, конечно, легче, чем многим: у меня столичная прописка и работа, мои дети родились уже здесь, в Киеве. Но в Крыму – дом, земля, море, родители, детство, юность. Я не могу его бросить, мой Крым.

И еще одно: мне важно знать, чем и как он живет. Особенно сейчас, когда субъективность восприятия крымской реальности зашкаливает, и верить нельзя никому.

Collapse )

Фото на сайте мои и девушки Элины. Вышиванка и браслет - девушки Милены.